?

Log in

Goggle
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Andrey Kudryashov's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Monday, May 30th, 2016
8:57 am
О неочевидности экспозиционных решений
Александр Бенуа в 20-х помогал своему другу, директору дворца-музея Гатчины, Владимиру Кузьмичу Макарову, превращать интерьеры Большого дворца в экспозицию. Во время первого своего посещения Гатчины, в 1921 году, он писал о том, что среди всех царских резиденций она произвела на него «наиболее глубокое» впечатление.
В первый же день ему устроили экскурсию, где показали и потаенные уголки замка, что повиляло не только на общее представление, но и на экспозиционный план: «Больше всего из всего тогда введённого в Гатчине (это первое обозрение длилось замка пять или шесть часов) поразил меня портрет Павла Петровича в образе мальтийского гроссмейстера. Этот страшный, очень большой портрет, служащий наглядным свидетельством умопомрачения монарха, был тогда «запрятан» подальше от членов царской семьи в крошечную проходную комнату а «Арсенального каре», но господин Смирнов, вводивший меня тогда по дворцу пожелал меня «специально удивить». У него был ключ от этой комнатки, и вот, когда он этим ключом открыл дверь и безумный Павел с какой-то театральный, точно из жести вырезанной коронной, надетой набекрень, предстал передо мной и обдал меня откуда-то сверху своим олимпийский взором, я буквально обмер. И тут же решил что я воспроизведу раньше чем что-либо иное, именно этот портрет написанный Тончи и стоящий целого исторического исследования».

и о новой выставке тожеCollapse )
Monday, November 9th, 2015
9:17 pm
Лед, сироп, Орхан Памук
Пятничный рынок Алании – не восточный базар, как это рисовалось. Красиво, разноцветно, но не пестро и не шумно. Овощи, фрукты, мед, специи, сладости – достаточно пяти минут, чтобы изучить. Никто не торгуется – у каждого латка – карточка с ценой, что немыслимо для находящихся тут же, через дорогу, туристических магазинов. Обойти рынок полностью, ряд за рядом – просто порадовать глаз, найти продавца посимпатичней или поколоритней, чтобы именно у него купить персиков, малюсеньких бананов или халвы. Мы с Машей так и делаем. Проплутав и исчерпав весь поверхностный колорит, выходим на тротуар – обочину рынка. Уже близится вечер и вокруг длинного стола собрались, судя по их ленивой расслабленности – продавцы, закончившие торговлю. В центре стола – большая, высотой с полметра, глыба льда. Старушка-турчанка скребет ее широким ножом, подставив стакан. Когда ледяное крошево наполняет его, туда вливают красную вязкую жидкость.
Молодая женщина, увидев в наших глазах вопрос, не дожидаясь, пока мы его зададим, на английском выдает рецепт: «Это лед с клубничным сиропом». Одна лира. Берем стаканчик. Ничего особенного, но освежает – на жаре приятно ощущать, как тает во рту подслащенный лед, такое не осушать залпом, процесс растягивается. Угощение – простое и безыскусное, выглядело нехарактерной деталью, импровизированным развлечением, значения ему мы, любители местного колорита, не придали.
Улетали в Петербург сложно. Рейс откладывали в течение шесть часов, потом заменили самолет. Регистрацию отменили, места в салоне пришлось занимать, как придется. Мы оказались в конце очереди на посадку, пришлось сесть у прохода, друг за другом. В дороге собирались вместе смотреть фильм, но не тот случай. Продолжили занятие, отвлекавшее нас все шесть дней на пляже – там Маша вслух читала «Имя мне – Красный» Орхана Памука, время действия которого – какие-то прошлые века, место – конечно же – Турция. Здесь читали роман по очереди, передавая друг другу электронную книгу, каждые десять страниц. Маша первая. Вдруг протягивает мне её, указывая на место в тексте. Читаю: «Стоял один из тех летних дней, когда единственным спасением от жары был вишневый сироп, охлажденный льдом, который, как говорили, везли с самого Улудага».
Tuesday, June 2nd, 2015
1:29 pm
Фото-флористический проект о Санкт-Петербурге XIX века
Небольшой отчет о нашей выставке в Дрездене. «Исчезнувшие запахи». Фотография, запахи, звук.
Выставка демонстрировалась в Дрездене 30 – 31 мая в рамках фестиваля “Feel Russia”. Куратор – Андрей Кудряшов. Запахи – Александр Ефремов, Сергей Белков. Саунд – Дмитрий Шубин.
Основана на двадцати фотографиях Вильяма Каррика середины XIX века. Его серия «Петербургские типы» была издана небольшим фото-тиражом. Для проекта фотографии распечатаны со сканов сделанных с оригинальных «визиток».
1 – 2 запаха, сопровождающие каждого персонажа, связаны, как правило, с его профессиональной деятельностью и поданы в стеклянных флаконах. Для их дегустации необходимо опустить в раствор блоттер (полоска бумаги) и понюхать его.
«Петербургские типы» серия постановочных фотографий. В своей студии Каррик воспроизводил обстановку, характерную для «типа» и одевал персонажей соответственно профессии и социальному статусу, использовался реквизит «моделей». «Люди простого сословия» представлены весьма широкой, дифференцированной выборкой – от кормилицы и офицера полиции – до лоточника и полотера.
Этикетки содержат не только название фотографии, но и его короткое описание, а так же цитаты из литературных произведений, так или иначе касающиеся типа и запаха.
Времени на создание выставки было всего три месяца. Мало. К тому же бюджет сократили до минимума, и в нашу команду не удалось привлечь историка. Поэтому микс из изображений, литературы, запахов и саунда получился интересным, но местами сумбурным.
С запахами Саша Ефремов работал впервые. Получилось практически все, даже то, что казалось маловероятным. Для «Посетителей чайной» хотелось запаха самоварной копоти, тлеющих шишек и иван-чая. Первые два вышли относительно легко, хотя возможность воспроизвести один из них казалась маловероятной. Но вот иван-чая, поначалу не вызывавшего вопросов, так и не сделали.
«Солдат и проститутка» должны были пахнуть порохом, махоркой, парфюмом. Состав пороха известен и прост, но вот его запаха не воспроизвели. Ограничились «махоркой», но второпях переделывали его из «табака», что в корне не правильно. Проститутка же поменяла свой запах, благодаря Гоголю, хотя и для «дешевого парфюма» были основания и в художественной, и в исторической литературе. Взяли цитату из «Невского проспекта: «Но Боже вас сохрани заглядывать дамам под шляпки! Как ни развевайся вдали плащ красавицы, я ни за что не пойду за нею любопытствовать. Далее, ради Бога, далее от фонаря! и скорее, сколько можно скорее, проходите мимо. Это счастие еще, если отделаетесь тем, что он зальет щегольской сюртук ваш вонючим своим маслом. Но и кроме фонаря, все дышит обманом». Из этого нафантазировали, что стоящие под фонарями в ожидании клиентов проститутки как раз и могли пропахнуть этим маслом. итд.
Из неназванных типов – извозчик, дворник, молочница, крестьянин, дети, шарманщики, городовой, священник, воин кавказского полка, казак, домохозяйка, приказчик.
Подлинники фотографий предоставлены Санкт-Петербургским музеем истории фотографии, по воле детектора его Дмитрия Сергеевича Шнеерсона.
Для записи саунд-трека использованы записи аутентичных инструментов из Санкт-Петербургского музея музыки, чему способствовала директор Театрального музея Наталия Ивановна Метелица.
Организаторы “Feel Russia”, студия «Красный квадрат», хотя и проявили толик креатива, попортили нам немало крови, экспонировали проект небрежно. Так что попробуем довести его до ума сделать в Петербурге.

Под катом – несколько фотографий Вильяма КаррикаCollapse )
Wednesday, September 24th, 2014
1:43 pm
Кукольный «Черный квадрат»
Чудо случилось. В последний день БТК-феста на сцене появилась традиционная кукла. Но это был не праздник, а изживание жанра. Британский «Стол» на БТК-фесте – как «Черный квадрат» кукольного театра. Персонаж обсуждает сюжет возможного спектакля, даже воспроизводит пару мизансцен, но так и не играет его. Вместо этого он взаимодействует с актерами и зрителями, даже демонстрирует механику планшетных (в театральном смысле) технологий и знакомит публику с основами восприятия кукольного спектакля. Он умирает (актеры оставляют лежать Моисея на столе и он превращается в чистый дух, когда те воспроизводят его буквально голыми руками), воскресает.
Нет ни сюжета, ни жанра. Только форма, только мастерство и матчасть в чистом виде. Ну разве не «Черный квадрат»?
И рядом – переводчик. В задачу входил не только собственно перевод, но и эмоциональное эхо происходящего. Так что на сцене он тоже был похож на куклу, которой управляют кукловоды. Переводчик, таким образом, еще и роль хора сыграл.
Рядом с театром, в «Кококо», в то же время был сабантуй Бондарчука, на котором присутствовал и Сергей Шнуров. Когда публика БТК расходилась, Шнур вышел на Некрасова покурить, а кто-то из зрителей, его знакомый, остановился с ним и взахлеб рассказывал, какое забавное стендап шоу он только что видел. Не согласен.
Tuesday, September 23rd, 2014
12:38 pm
«Гамлет в Палестине» Остермайер на «Послании к человеку»
Смотрелся тяжело и впечатление оставил тоже тяжелое. Снимать фильм, судя по всему, он не собирался – вдохновение нашло – поэтому в качестве камеры использовали любые подручные средства. Даже монтировал в айфоне. Но визуальные и саунд эффекты спасли видеоряд, позволив включить в фильм все, что хотелось, растянуть историю неоконченного расследования убийства руководителя театра «Свобода» почти на два часа.
Эпический формат передает ощущения человека, живущего в зоне, откуда ни в Израиль, ни в Палестину просто так не пройдешь. Отсюда и тяжелое ощущение. Дженина – тюрьма. На этой почве никому нельзя доверять. Только зрителю. Поэтому Гамлет произносит свои монологи. Они обращены обращены в зал – на сцене ему делиться не с кем. И кажется здесь это основная мысль Остермайера про «Гамлета». Джулиано Мер-Хамису, тот самый режиссер "Свободы", известный в Палестине киноактер, совершает трагическую ошибку, доверившись прохожему или знакомому. И раз доверившись, погибает.
Wednesday, April 16th, 2014
1:30 pm
Экспериментальные частицы
Я, возможно, избалован сайнс-артом, технологичным искусством и новостями из мира девайсов. «Нейроинтегрум», показанный на сцене Александринки, мне кажется даже не искусством для искусства, а чистым экспериментом. И больше техническим. Пока.
Но есть волшебство в самих стенах театра. То, что смотрелась бы в галерее инсталляцией (ниже объясню, почему не перформансом), и вряд ли задержало внимание более трех минут, здесь выглядело как представление и увлекло минут на 20 (столько, кажется, вместо обещанных получаса продолжалось действо?). Магия сцены и присутствие живого человека на ней создавали ощущение чего-то значительного.
Однако смотреть на это действо, не задавая себе вопросов, невозможно. К сожалению, это не те вопросы, которые должны возникать из «встречи с новым», а те, что не позволяют отдаться происходящему и воспринимать его с полным доверием. Read more...Collapse )
Monday, April 14th, 2014
1:29 pm
Бутусов на Культуре
«Одноклассники» Бутусова по мотивам «Гамлета» Шекспира. Спектакль о поколении, но не о своем, конкретном, что можно было бы ожидать, а о абстрактном. «Дочки-матери», чистая игра без содержания.
Friday, March 7th, 2014
12:30 pm
200 лет Тарасу Шевченко
В эти тяжелые для соцсетей дни письмо одного из моих друзей убедило, что спокойная, интеллигентная (в каком-то забытом уже смысле слова), говорящая не лозунгами, а своим контекстом - реакция на происходящее возможна. Называйте это жестом, перформансом, массовым пикетом...:
"9 марта - 200 лет Тарасу Шевченко.
Здесь он жил, здесь, в Петербурге, он умер 10 марта 1861 года.
Я пойду в музей-квартиру к 11.00. Пойдемте со мной.
Так я написал в сети несколько дней назад.
Связавшись с музеем, выяснил, что Мастерскую Шевченко посетить нельзя. Она на ремонте...
Впрочем, в 13.00 будет панихида в церкви Академии художеств, а в 15.00 - концерт в конференц-зале.
И все же. Как это прекрасно - ремонт как раз к 200-летию. Не правда ли?
Ну хорошо, пойдем к 13.00? Здесь уже знак вопроса"
Friday, February 28th, 2014
6:01 pm
Шестеро персонажей в ожидании Бобо
Шестеро персонажей в ожидании Бобо. Сюжет чуть ли не комический.
Классическая версия в ФБ Марины Юрьевны Дмитревской:
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=616193888435061&set=a.298582036862916.75414.100001333661062&type=1&stream_ref=10
Действующие лица и исполнители.
Ирина, Маша, Ольга – Марина Дмитревская, Анна Константинова, Наталья Мельникова
Андрей – Николай Песочинский
Владимир Иванович Немирович-Данченко – Анатолий Смелянский
Восточный гость – Татьяна Яковская

Пустой зрительный зал. Заняты лишь два кресла – оба в третьем ряду, одно слева, другое справа. В одном из них – Владимир Иванович Немирович-Данченко, в другом – Восточный гость.
Ирина, Маша, Ольга, Андрей на сцене. Три сестры по очереди обращаются к Андрею. Их брат внимает им. Неподвижный и безучастный он сидит лицом к зрителям.

Ирина
Я так люблю вас, что сказать не в силах.
Вы мне дороже глаз, свободы, мира,
Всего, что ценится и что бесценно,
Дороже жизни, красоты и чести.
Дитя не может так отца любить.
Бедны слова, и речь моя бессильна;
Не выразить, как вы любимы мною.

Маша
Я из того ж металла, что сестра.
Цены одной достойны. Я от сердца
В ее речах свою любовь узнала;
Но кратко слишком. Я же заявляю,
Что мне враждебны всякие утехи,
Нам доставляемые высшим чувством.
В одном я нахожу себе блаженство -
Любить ваше величество.

Ольга Мнется и мается.

Андрей
что скажешь ты?

Ольга
Ничего, государь.

Андрей
Ничего?

Ольга
Ничего.

Андрей
Ничто родит ничто. Скажи еще раз.

Ольга
Я так несчастна. То, что в сердце есть,
До губ нейдет.

Срывается.

Мы какую-то не ту пьесу играем! Я схожу сума. Хочется говорить своими словами, а у меня только усталость, как будто я – столетняя старуха, и мне больше не о чем говорить, как о прошлом, повторять и повторять все то же. А иногда, вот как сейчас, ощущаешь себя и вовсе ископаемым, вобравшим в себя века, поколения, все жизни. Все жизни, свершив печальный круг, во мне угасли...!
А мне нужна моя!
Люди!

Вскакивает на авансцену, заламывает руки, как звезда немого кинематографа.

Раз в сто лет я открываю уста, чтобы говорить, и мой голос звучит в этой пустоте уныло, и никто не слышит...
Вот приближается мой могучий противник, дьявол. Я вижу его страшные,
багровые глаза... Замирает.

Андрей снял маску Лира, под ней – маска Станиславского

Ирина. Потрясена, она понимает что-то важное. Вскрикивает.
В Москву!

Маша.
В Москву?

Владимир Иванович Немирович-Данченко. Из зала, подсказывает:
Станиславский умер.

Ольга. От этих слов вдруг приходит в себя, но движется как-то механически.
Отец умер ровно год назад, как раз в этот день, пятого мая, в твои именины, Ирина. Было очень холодно, тогда шел снег. Мне казалось, я не переживу, ты лежала в обмороке, как мертвая. Но вот прошел год, и мы вспоминаем об этом легко, ты уже в белом платье, лицо твое сияет. (Часы бьют двенадцать.) И тогда также били часы.

Ирина.
Зачем вспоминать!

Ольга
(с досадой) Только этим и заняты. Как забыть? Умереть, уснуть, забыться! Что в том сне приснится? Жизнь, или что-то с приставкой «пост»? Быль или небыль? Вот в чем вопрос.

Ирина
Забыть? Тут я кое в чем преуспела. Не помню, как по-итальянски окно или вот потолок...

Восточный гость. Из зала – вкрадчивым шепотом.
В Япоооооониююююю.

Маша
В Японию?

Ольга
В Японию! Как?

Восточный гость. Из зала.
Но тут есть одно «но».

Ольга
Есть всего одно Но! Так стоит ли ради него в такую даль?

Андрей снимает маску Станиславского.
В Берлин!

Маша
В Берлин! В Берлин? Что там?

Андрей
Там Леман!

Ирина
Не верю. Так много слышали о нем. Ужель увидим? Он – миф.

Маша
Он – легенда.

Ольга
Он – сказка. Он – Мечта. Он – соль.

Андрей (торжественный жест к кулисам)
Вуаля!

Входит Протопопов из спектакля Ю.Крымова

Ольга. Потрясена. Плачет.
Я чувствую. Мне плохо. Мне бо-бо.

Занавес
Friday, November 15th, 2013
11:06 am
Роман с продолжением
Адам Торп. Роман "Затаив дыхание" в Иностранке. 2000 год. Герой - британец, композитор, приезжает в Эстонию, дикую, постсоветскую страну, где соблазняется местной официанткой, которая оказывается музыкантом-любителем и мастером спорта. Хорошо знает Толстого (герой никак не может домучить "Анну Каренину"), наизусть цитирует Ахматову. При том, что выросла в крестьянской семье, на острове, до поры "закрытом", как ракетная база. Экзотика, в общем. Герои неизбежно оказываются в сауне. И что это дальше - трудности припоминания? Должен ли был переводчик поставить автора на место?
"В ведре мокли свежесрезанные березовые ветки"
"сквозь запах пота пробивается аромат измочаленных листьев".
Непрустианский момент. В сауне правда, как заметил сам автор, "...обилие собственного пота. Сколько его из меня вылилось! Невероятное количество." Но в бане пОтом никогда не пахнет. Сидя за письменным столом изобретать чувственные нюансы. Science fiction.
Иду в библиотеку - взять номер ИЛ с продолжением.
Wednesday, March 27th, 2013
1:08 pm
С днем театра

Архивно-актуальное.
Monday, February 25th, 2013
9:35 pm
мир без соцсетей
Вот ведь идешь по весенней, залитой солнцем Петроградской стороне, встречаешь человека, которого не видел лет 8, про которого знаешь, что живет и работает все это время в Европах, которого вспоминаешь иногда, но которого нет в ФБ ни у тебя самого, ни у друзей, ни в Скайпе. И вы, прощаясь, сторомодно так обмениваетесь актуальными ящиками для электронных писем.
Thursday, October 25th, 2012
1:52 pm
Гром грянет
Если пословицу «Гром не грянет, мужик не перекрестится» рассматривать как метафору, смысл складывается такой примерно : «пока не придет пора запрягать, мужик хомут чинить не возьмется». Но если без метафор, прямо – то о чем она? О суеверии. Сцена грозы в «Грозе» - да? И это даже не язычество. Это развращенное тьмой и ленью сознание, готовое объявить опасным все, что не в рамках или даже в рамках, но чуть выше, на холме. Художник реалист? Революционер? Инженер? Писатель? А может ты не той дорогой в нашу деревню пришел, приятель? А может ты вообще из города и в университетах учился?
Подумалось к этому фейсбучному:
via Игорь Мухин
"Когда на следующее утро Левитан с Кувшинниковой сели на косогоре и раскрыли ящики с красками, в деревне началось смятение. Бабы зашмыгали из избы в избу. Мужики, хмурые, с соломой в волосах, распояской, медленно собирались на косогор, садились поодаль, молча смотрели на художников. Мальчишки сопели за спиной, толкали друг друга и переругивались.
Беззубая баба подошла сбоку, долго смотрела на Левитана и вдруг ахнула:
- Господи Сусе Христе, что ж эго ты делаешь, охальник?
Read more...Collapse )
Tuesday, May 29th, 2012
12:30 pm
Такой Версаль - 4
Продолжение, Часть 1, Часть 2, Часть 3

На первый пост ответил vladi_vladi, с которым я отчасти согласен, не согласен только с тем, что рококошную красоту надо было делать здесь, уничтожив живое место:
А мне сад понравился.... Понятно, Певцу Руин тут больше делать нечего - но портвейт в саду пить стало невозможно уже 7 лет назад, когда сад отдали Русскому музею. Распивающие на музейной территории составляли еще до реставрации основной доход садовой милиции. Пьете на территории музея федерального значения??? Еще певцы руин и пива любили пописать в укромном уголке за хозблоком, не ведая, что этот укромный уголок находится под пристальным наблюдением. Осенью, перед окончанием сезона, садовые милиционеры просто бегом бегали от своего пикета до заветных доходных мест, где пьют и писают, и обратно с добычей.
Сад-огород с лабиринтами получился более в духе рококо, нежели барокко. То есть, совсем не Петергоф, и такого другого места у нас в городе не было, и нет. Ну да, музей - но бесплатно, и можно там по-прежнему гулять жителям окрестностей. Я тоже ностальгирую, что нет прежнего сада, а это был сад моего детства, я там родился и вырос рядом. Ну, новодел, пока что все неприятно новое - но воздух у нас благодатный, и уже к концу лета поддельные скульптуры почернеют, и будут, как настоящие.
Блок очень любил Петроград времен гражданской, когда население города уменьшилось вдове, и везде росла трава, и я его понимаю. Но все-таки если думать об облике города в целом и не только для поэтов, то мне кажется, что сделана хорошая работа.


И кстати в Эрмитаже восстановили висячий сад. Подход к реконструкции там - диаметрально противоположный тому, что использовался Русским музеем: «Предлагали восстановить начальный период. Такой голландский сад. Восстановить с разными ухищрениями. Но на самом деле это не получалось, историческая реконструкция - это уже фантазия и сад оказывался чужеродным. Точно такого не было никогда. Он приближён ко второй половине XIX века с сохранением некой ностальгией уже XX века, кусты сирени всё-таки вернутся туда». Пиотровский.

Подбираемся к самому интересному - огороду.


Огород, Пуфик, МигицкоCollapse )
12:05 pm
Такой версаль - 3
Продолжение, Часть 1
Часть 2

Побдираемся Летнему дворцу.

Read more...Collapse )
Monday, May 28th, 2012
1:48 pm
Такой Версаль - 2
Продолжение, начало

Двор, для содержания животных. Абсолютно новый. То есть строго - это даже реконструкцией не назовешь.


Гуляем - смотримCollapse )
1:24 pm
Таткой Версаль нам не нужен
Летний сад с фонтанами для меня – нонсенс. Говорят, что вернули ему облик петровский. Смысл? Летний сад был игрушкой, мечтой о Версале. Поэтому ничего удивительного в том, что после появления Петергофа фонтаны здесь стали смотреться пародийно и исчезли. Место потеряло статус царской резиденции, а затем и перестало быть ближним пригородом – столица разрослась, а держать огород в ее центре – не солидно. Но ценности Сад не потерял, так как вовремя переродился в городской парк. Его полюбили, он и в новом обличии давал возможность спрятаться от города и отдохнуть. Остались – искусная планировка, вполне хранящая следы прежнего предназначения, статуи, большинство которых – подлинники, некоторые постройки, включая дом Петра – I. Даже в советское, перестроечное время он не выглядел запущенным, и военные оркестры всегда здесь были к месту.
Никакого сомнения – Летний сад не реставрировали, а реконструировали. Так что по определению – новодел. Мы потеряли городское общественное пространство. Факт. Но приобрели еще один музей – под открытым небом, работающий сезонно. Спору нет, это любопытно. Появился смысл проводить здесь экскурсии, что и будет сделано.
Но не этот Летний сад воспет поэтами. Этот – не вдохновил бы ни Заболотского, ни Бродского, ни Пушкина. Здесь понимаешь, что в словах «Летний сад мой огород» ударение падает на восторженное «мой». Общедоступное место для уединения и свободных прогулок. Теперь тут обоснуются туристы и тесная суета.
Летнего сада, каким мы его знали, больше нет. Музейщики говорят о том, что он по-прежнему будет оставаться излюбленным местом прогулок бабушек с детьми. Не думаю. Здесь стало чинно, тесно, излишне барочно. Скучно. На то, чтобы копаться в гравии у подножия памятника Дедушке Крылову на глазах у смотрительниц – решаться только отчаянные сорви-головы, внучата потерявших бдительность от бабуль.
Да что дети! Зависнуть до ночи, а уж тем более бухнуть портвейна на скамеечке – речи нет. Скамеечки не те, да и камеры а каждом шагу. Режим.

Вход будет бесплатный, но ограниченный. Турникеты считают людей – и пускают по мере убыли:

Далее - прогулка, часть перваяCollapse )
Sunday, May 20th, 2012
1:23 pm
Кладбище детства
Петербург, Московский район. Просторный двор между сталинок. В фотоаппарате сел аккумулятор, снято телефоном.
Инсталляции с большим количеством игрушек во дворах встречаются часто. Но это, огороженное ленточным заборчиком - мрачный, безрадостный театр мертвых кукол.



мавзолей и окресностиCollapse )

Есть в одном из дворов в центре кладбище патриотизма - тоже особенное место, будет здесь как-нибудь.
Friday, May 18th, 2012
2:39 pm
Человечная очень выставка. И реэкспозиция музея фотографии.
Позже для Photographer'а напишу подробно о новой постоянной экспозиции Музея истории фотографии. А пока - если есть возможность - сходите на первую в обновленном МИФ'е временную выставку.

ВЕДОМОСТИ

Пикник на свободе

«Три дня как закончилась война» — эти слова были написаны на коробке пленки, снимки с которой впервые показали в Музее истории фотографии

Выставка «Похищение Европы. Любовь летом 45-го» — это около пятидесяти фотографий, сделанных в первые дни после войны. Пленки, с которых они напечатаны, 67 лет пролежали в домашнем архиве.
Читать целиком

Friday, January 13th, 2012
11:31 pm
слова уходящего
Если бы Эпштейн подводил итоги 2011 года (http://www.kommersant.ru/doc/1836791) позднее, в его рейтинги должен был бы попасть лозунг, придуманный Пашей Арсеневым «Вы нас даже не представляете». Поэзия, дух ситуационизма, не двойной – тройной, множественный смысл. Никакой «РосПил» не сравнится.
Мое личное антислово-2011 – претенциозное, абсолютно маркетинговое, хипстерское, к которому, к сожалению, начинают привыкать: «вебинар» («онлайн семинар», «онлайн-мастер-класс»). Хуже любой «печальки» или «лука».
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com